5 4

Надежда Толоконникова написала новое открытое письмо: текст

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

О выступлении скандальной группы панкующих феминисток Пуси Райт в последнее время стали подзабывать. Утих народный гнев по поводу плясок на амвоне в Храме Христа Спасителя, трех солисток отправили «в места не столь отдаленные». Кое-кто считал, что меру наказания суд избрал даже слишком жесткую, мол женщины все-таки, у некоторых дети есть, ну и конечно нашлись такие, кто посчитал назначенное нашей судебной системой наказание непростительно мягким.

Одна из участниц скандальной группы, видимо, не согласна с тем, что внимание общественности переключилось на другие события, и поэтому решительно стала напоминать о себе.

Фото Надежды Толоконниковой из тюрмы

Надежда Толоконникова, одна из троих «узниц совести», (так девушки себя называют сами, да и сторонники их тоже считают их заключение под стражу не наказанием за банальное хулиганство, а неким актом политического возмездия) пожалуй, самая обсуждаемая и заметная участница группы.

Еще не будучи участницей Пуси Райт, входя в состав арт-группы «Война», Толоконникова принимала участие в достаточно рискованных акциях. В борьбе за справедливость ребята из этого коллектива творили вещи странные, а иногда и страшные, называя это перформансом. Мода тогда что ли была такая? Ошалевший от вдруг свалившейся на него демократии и свободы слова народ стремился этой самой свободой насладится (ну пока не отобрали), а посему иногда вытворяли такое, что с трудом укладывалось в рамки привычной морали.
Образованная молодежь, причем в большинстве своем та часть юношей и девушек, которая получила гуманитарно-филологическое образование, вообще предпочитала прикрывать свои выходки девизом — «Я художник, я так вижу». Та же самая Толоконникова со своим супругом Петром Верзиловым принимала участие… как бы это сказать помягче…в групповом акте любви. То, что она была на восьмом месяце беременности в этот момент её совершенно не смущало. Этим, так сказать, действием, они боролись против вымирания животных. Помогло ли это животным, большой вопрос, ну а шум тогда поднялся преизрядный.

Две недели назад Надежда Толоконникова, которая находится в четырнадцатой исправительной колонии, в Мордовии, объявила голодовку и написала первое открытое письмо, которое передала «на волю» со своим правозащитником. В письме Надежда рассказывала, что заключенные содержатся в данном исправительном заведении в ужасных условиях, их права человека нарушаются, а трудовые работы проходят вне всяких норм и с нарушением законодательных положений.

Вылетевшая в Мордовию специальная проверка из ФСИН, кстати, никаких нарушений не обнаружила. В общем, не хочет Надежда Толоконникова работать в таких условиях, а хочет бороться за справедливость. И это понятно, если вспомнить русскую пословицу о том, что много разговаривать гораздо проще, чем ворочать мешки.

В общем Надежда Толоконникова теперь борется за права заключенных. Видимо решила, что песнями, как в Храме, тут не поможешь, да и акт любви групповой не устроить по причине тотальной изоляции, писать открытые письма. По её собственным словам, она выбрала путь последовательности и честности. Ну по сравнению с тем, какими зигзагами Надя двигалась ранее, и по каким тропинкам бродила, не самая плохая дорога.

Письмо Надежды Толоконниковой от 11 октября 2013 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Login